?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В начале июля я снова совершил велопутешествие, на этот раз — по Карелии. Если лень читать, посмотрите фотографии в альбоме, там подписи совсем короткие.

Мне нравится каждый год проезжать супербревет, это придаёт дополнительный смысл жизни, а ещё становится проще выбрать, куда поехать в отпуск летом. В 2013 году был «Лондон — Эдинбург — Лондон», в 2014 — поездка в Аквитанию. В 2015 году проводился знаменитый «Париж — Брест — Париж», но у нас появились дела поважнее туризма. К этому лету важные дела удалось немного разгрести, и кстати подвернулся веломарафон «Вологда — Онего — Ладога» (для краткости — ВОЛ), организованный велоклубом «Балтийская звезда» из Санкт-Петербурга.

ВОЛ — самый известный российский супербревет. Впервые он прошёл в 2008 году, и с тех пор, как и многие другие подобные мероприятия, проводится раз в четыре года. Маршрут проходит по Вологодской области и Карелии, можно посмотреть на древние монастыри, памятники деревянного зодчества, но больше всего — на красивые пейзажи.

У меня окончательно сформировалась позиция по отношению к таким мероприятиям: минимум спорта, максимум удовольствия. Ставить рекорды нужно там, где просто так ездить уже скучно, а когда впервые оказываешься в новой стране, хочется увезти оттуда приятные воспоминания. Так что я поставил себе основной целью дальнейшее повышение комфорта, для чего на спальные КП отправил мягкие хлопчатобумажные шорты, а резиновые шлёпанцы решил везти с собой всю дорогу. Также в планах было вволю спать и фотографировать карельские красоты. Планов спешить не было: местность плоская, дорога хорошая — если не случится какой-нибудь пакости с велосипедом, можно будет всю дорогу ехать расслабленно.

До старта


Регистрация участников была в Череповце, а старт — около Кириллова. Эти города находятся в Вологодской области, от Санкт-Петербурга дотуда примерно 600 километров. Организаторы устроили трансфер из Санкт-Петербурга, утром тридцатого июня мы погрузили свои велосипеды в фургон, сами сели в автобус — и поехали. Вечером выгрузились на базе отдыха неподалёку от Кириллова, поужинали, собрали велосипеды, прокатились до Кириллова и заглянули в Кирилло-Белозёрский монастырь.


На фото: внутренний двор монастыря.

День 1: Кириллов — Песчаное


Я стартовал в первой группе в 7:05. Свежие ноги, утренняя прохлада, штиль, гладкий асфальт, отсутствие рельефа — всё сложилось идеально, так что первый этап длиной 135 километров мы проехали довольно быстро, всего за 4:35, не особенно напрягаясь. Впрочем, прохлада кончилась задолго до полудня, и стало ясно, что день будет жарким. А ещё появились полчища каких-то крупных мух, похожих на ос и слепней, которые почти не кусались, но очень действовали на нервы. В группе более-менее спокойно можно было ехать только в голове, все остальные участники катились в облаке этих тварей.

Дорога была живописной, но довольно однообразной: с обеих сторон мы километр за километром видели сплошную стену леса, изредка отступающую, чтобы показать озерцо, болотце, примыкающую дорогу или ЛЭП. Возможно, эта монотонность повлияла на бдительность, на 109-м километре пара товарищей устроила мини-завал: иностранный гость съехал на неровную обочину и упал, зацепив соседа. Обошлось без серьёзных повреждений, но группа поредела.


На фото: едем группой, точим лясы.

КП 1 «Куков родник» был организован в беседке около родника. Вода, соки, а из еды — только бутерброды и пряники. И это через 135 км после старта и за 90 км до следующего КП! Я порадовался, что набрал с собой всяких спортивных батончиков, без них было бы голодно. Группа, с которой ехали со старта, к этому моменту уже развалилась окончательно, так что дальше я отправился в одиночестве, потом присоединился товарищ из Омска.

Деревни попадались всё реже, кафе и АЗС не попадались совсем. Дорога была всё такой же однообразной: лес и болота. Жара усиливалась, и в голову начали лезть мысли, где бы достать воды, пополам с недоумением, как же тут люди ездят. В конце концов кафе всё-таки попалось, мы выпили «Кока-колы» и наполнили фляжки. Кафе оказалось расположено на границе леса и более-менее обитаемой местности: одна за другой стали попадаться деревни и указатели на шлюзы Волго-Балтийского канала, идущего параллельно дороге где-то слева за лесом.

Вскоре мы доехали до КП 2 в Белоусово, который был размещён в кафе прямо у дороги, и наконец-то через девять часов после старта нормальная горячая еда, — первое, второе и компот, — в умывальнике удобный кран, под который можно засунуть голову, и можно снять велотуфли и ходить в мягких шлёпанцах. На кассе даже был терминал для безналичного расчёта, только работал он очень медленно. Обед и купание в умывальнике удачно совпали с самым жарким временем дня, и хотя я просидел в кафе меньше часа, почувствовал себя отдохнувшим.

Следующий этап был коротким, всего через полтора часа я отметился на КП 3 на берегу Онежского озера. Зашёл в прозрачную прохладную воду — вообще-то я ожидал, что на 61-й параллели она будет намного холоднее, а так можно было бы и искупаться, если бы было, чем вытереться.


На фото: прозрачная вода Онеги.

Ещё один этап, ещё короче предыдущего, и я приехал на контрольный КП 3d на Саминском погосте. Еды никакой не было, но если бы она и была, съесть её было бы довольно сложно, потому что орды кровососов в это время ели бы меня. Отбиваясь от слепней и комаров, я налил воды во фляжки, наспех сфотографировал большую деревянную церковь и смотался. Волонтёр остался сидеть под своим навесом, и его было очень жалко.

Солнце понемногу опускалось к горизонту, и когда я подъехал к границе Карелии, обступающий дорогу лес давал такую густую тень, что фотоаппарат «ослеп»: на фотографии почти ничего не разглядеть, кроме силуэтов деревьев на фоне светлого неба. Дорога до границы была хорошей, а после неё стала идеальной. Рельефа по-прежнему не было, скорость оставалась высокой, и на закате я прибыл в КП 4 в Пудоже, размещённый в местной школе. Здесь было оживлённо: первый спальный КП, заброска вещей, кормят настоящей едой. Но я собирался заночевать на следующем КП, где меня ждали мои вещи, так что не стал задерживаться, поужинал и выдвинулся на последний этап этого дня.

Точнее, выдвинулись мы втроём, с товарищем из нашего новосибирского клуба и ещё одним — из Тольятти, а день уже закончился, наступила ночь, но белая: всё было прекрасно видно, и фару можно было не включать. У нас в Новосибирске такое освещение бывает летом в первые полчаса-час после заката, если небо ясное. Дорога поначалу была прекрасной, но затем стала портиться, и фару всё-таки пришлось достать и включить, чтобы всякие неровности было лучше видно. После какого-то количества заплаток и выбоин мы увидели серию знаков, предупреждающих о дорожных работах, а затем асфальт… кончился совсем! Шёл капитальный ремонт, покрытие с дороги сняли по всей ширине, и движение было реверсивным, потому что половина проезжей части представляла собой высоченный вал из песка и гравия. То и дело попадались бригады рабочих, которые укладывали водопропускные трубы или делали насыпь, полоса для движения переходила с одной стороны дороги на другую и обратно, регулировщики в глубоких капюшонах переговаривались по рациям и приветственно махали нам руками. Когда попадалась встречная машина, несколько раз приходилось спешиваться и убегать в сторону, потому что разъехаться было негде. На зубах скрипела пыль, и оставалось только воображать, что тут творилось днём, в жару, с плотным трафиком.

Дорожно-строительный кошмар длился вечность — больше десяти километров, через которые мы пробивались целый час. Но вот появилась полоса свежего асфальта, и мы вздохнули с облегчением. Последний регулировщик сказал, что впереди нас ждёт ещё один участок стройки, но короткий.

Вскоре мы увидели на обочине плакат со стрелкой и надписью: Contrôle. Стрелка указывала на каменисто-песчаную дорожку, уходящую куда-то в кусты. Там на просторной поляне, окружённой лесом, стояли несколько деревянных домиков, под навесом лежали мешки с нашими вещами, неподалёку кучковались палатки, из которых слышалось посапывание. Это был КП 5 в Песчаном, устроенный на базе детского лагеря.

— Заходите, заходите, и закрывайте дверь, комары летят! — я очутился в крохотной комнатке, полной людей. — Садитесь ужинать, потом можно поспать. Вы что будете на ужин, гречу с тушёнкой или пельмени?
— А помыться у вас можно где-нибудь? — после жаркого дня и завершающего спецучастка по стройке я чувствовал себя покрытым слоем липкой грязи, ложиться спать в таком состоянии очень не хотелось.
— Умывальник снаружи.
— Это хорошо, но я вообще-то имел в виду душ.
— Душа у нас нет, тут недалеко озеро, а ещё есть насос с колодезной водой, но она очень холодная, лучше сходите до озера.
— Ладно, давайте я сначала поужинаю.

Домик очень напоминал дачный. Входная дверь вела в пристройку, где располагалась кухня-столовая. Отсюда можно было пройти в главную комнату — спальню, где вдоль стен стояли нары. Это всё звучит монументально, но на самом деле домик был очень маленьким, четыре двухэтажных кровати занимали почти всё пространство в спальне. В кухне стоял стол, вокруг которого сидели несколько человек, на другом маленьком столике готовили еду. Если в спальне ещё можно было более-менее свободно ходить между кроватями, то тут места не было совсем: чтобы куда-нибудь переместиться, приходилось кого-нибудь попросить подвинуться. При этом бегали туда-сюда постоянно: то за водой, то умыться или помыть посуду, то прибывал или убывал очередной велосипедист. Всякий раз, когда входная дверь открывалась и закрывалась, в комнату влетал взвод комаров, но на подоконнике курилась спираль фумигатора, эффект от которой был очень убедительным: незваные гости вместо того, чтобы кусаться, корчились на столе.

— Так вам гречу или пельмени? Греча готова, пельмени варятся.
— Давайте гречку. И расскажите про ваш насос и про озеро.
— У нас есть колодец, мы там набираем воду для еды, она чистая, но ледяная. Даня знает, как включить насос. Вы подумайте, может, всё-таки сходите искупаться на озеро? Тут недалеко, идёте до дороги, потом вдоль дороги направо, потом увидите съезд налево — по нему до озера несколько минут.

Идти не очень хотелось, но я всё-таки решил попробовать. Вышел через кусты на дорогу, дошёл до съезда, и тут с другой стороны подъезжает здоровенная автоцистерна и поворачивает на этот же съезд. Понятно, думаю, поливают дорогу, чтобы не пылила, и сейчас будут набирать воду из озера, в котором я собрался искупаться. Проверять догадку не хотелось, и я пошёл назад на базу. Пусть Даня включает свой насос, что я, холодной воды не видел?

— Я вас только очень прошу: постарайтесь не кричать и не ойкать, когда почувствуете, какая холодная вода, в этом доме дети спят, — сказал Даня, когда мы шли к колодцу.
— А ничего, что я там голым буду стоять? Вдруг дети увидят.
— Ну, вы спиной к окнам повернитесь. Вообще-то все спят, ночь же…

Невыносимо ледяная вода из колодца оказалась чуть прохладнее, чем Онежское озеро, в которое я заходил на третьем КП. Я поднял шланг над головой и почувствовал, как из воды, стекающей по лицу, уходит солёный привкус.

— Я ждал этого момента весь день, — сказал я Дане.

В спальню я пришёл в умиротворённом состоянии. Запас времени огромный, всё исправно, еды вдоволь, и даже зубы почищены. Я попросил разбудить меня в шесть часов утра, залез на верхний ярус и закрыл глаза.

День 2: Песчаное — Мелиоративный


Я проспал всего полтора часа и проснулся. На кухне царила прежняя суета, там вообще ничего не изменилось, только люди вокруг стола теперь сидели другие. Снаружи тоже всё было по-прежнему, всё та же туча комаров караулила желающих умыться — самый густой рой вертелся точно над рукомойником.

Я собрался, попрощался с волонтёрами и отправился в путь. Сразу же мне встретился последний участок ремонта, про который нас предупреждали накануне, он был довольно коротким, и по утренней тишине и прохладе я прошёл его спокойно. Дальше дорога стала хорошей, взошло солнце, и я попал в тот момент, когда всё вокруг прекрасно и тихо, и никого рядом нет, и ничто не создаёт никакого дискомфорта. Я ехал и наслаждался самим движением. Пейзажи были всё такими же однообразными — стена леса с обеих сторон, но теперь чаще попадались реки.


На фото: река Пяльма.

КП 6 представлял собой маленький палаточный лагерь, разбитый на берегу Онежского озера неподалёку от деревни Чёлмужи. Вопреки легенде, тут не было горячей еды, а был только перекус. Жаль, я-то как раз успел проголодаться. Пришлось перебиваться бутербродом и печеньем. Донимали комары; от репеллента я отказался, чтобы не ехать весь день покрытым липкой ядовитой дрянью, так что приходилось всё время отбиваться.

— Мы тут не знаем, куда от них деваться, — сказали волонтёры.
— Сейчас солнце начнёт греть, они спрячутся, — попытался утешить я.
— Ха! Никуда они не спрячутся, зато слепни проснутся, плохо вы местный гнус знаете!

По правде сказать, местного гнуса стало ощутимо меньше по сравнению с первым днём. Комары не умеют летать со скоростью велосипедиста, а тех больших мух теперь почти не было.

— А вы не знаете, где можно будет нормально поесть? До следующего КП сто километров всё-таки.
— Примерно посередине должно быть кафе.

Кафе и правда встретилось точно посередине следующего этапа, в посёлке под названием Повенец, но в нём почти не было еды: мне достались только вчерашние макароны. Дама за стойкой пояснила, что в этом кафе уже не первый день подряд справляют поминки, и оно работает в нестандартном режиме.

Вторая половина этапа огибала самую северную часть Онежского озера, где расположен город Медвежьегорск, и очередной КП был расположен в стороне: нужно было свернуть в сторону, доехать до КП, а потом вернуться обратно на дорогу, с которой свернули. К повороту я подъехал одновременно с ещё одним участником, который спросил меня, где нужная дорога. У меня перед глазами был навигатор с треком, поэтому я уверенно показал, куда ехать, и поехал сам, не дожидаясь того дядьку: моя скорость была заметно выше. Но скоро меня начали одолевать сомнения: километр за километром оставался за спиной, а навстречу никто не попадался. Я же не мог настолько отстать от всех. А вдруг организаторы дали неверный трек или что-нибудь поменяли, а я не узнал? Или выезд с КП сделали по другой дороге, и это сюрприз такой?

Тут надо сказать, что своё название Медвежьегорск получил неспроста: вокруг города приличный рельеф, похожий на окрестности Бийска. Аппендикс к КП как раз проходил через этакий мини-перевал: затяжной подъём с набором около сотни метров. И вот я ехал в эту гору и сомневался, надо ли вообще это делать. Сомнения разрешились, когда я забрался на холм: начали-таки попадаться встречные участники. Среди них были ребята, про которых я был уверен, что они уже умчались далеко-далеко. Наверное, на КП вкусно и обильно кормят, и есть пляж, душ, спальня и ещё какие-нибудь немыслимые соблазны. Но ведь в легенде сказано, палаточный лагерь и перекус…

КП 7 действительно был ещё одним палаточным лагерем на берегу Онеги, но он был совсем не похож на предыдущие. Тут было всё, что я себе воображал: еда до отвала (легенда опять обманула, но теперь в другую сторону), пляж, озеро с чистой водой и спальня в виде большого шатра из сетки. Впрочем, комаров не было, и несколько человек — и волонтёров, и велосипедистов — спокойно спали под открытым небом. Кто-то купался. Обстановка располагала к расслабленным беседам.

— А вот скажите, как правильно писать — Онега или Онего? В названии нашего мероприятия второй вариант, меня это удивляет, — спросил я одного из волонтёров, усатого дядьку.
— Это правильный вариант, потому что это древнее имя озера. Онего и Ладого, хотя вот Ладого сейчас не попадается уже, — ответил дядька, произнося «г» в этих словах с придыханием на украинский манер.

В этом месте можно было задержаться на долгие приятные часы, но организм не требовал отдыха, и я решил не расслабляться. Время уже было послеобеденное, а следующий ночлег по моему плану был в Мелиоративном, до которого ещё 185 километров — даже если средняя скорость останется такой же, какой она была до сих пор, доберусь туда я только к ночи.


На фото: КП 7 на берегу Онеги.

Снова мини-перевал, снова город, замысловатая развязка на выезде. Плавный поворот, небольшой подъём, и я выезжаю на чудо-шоссе — автодорогу Р-21 «Кола»: безукоризненный асфальт, широченные полосы — а вокруг простор, и здесь и там что-нибудь сверкает. Я попал в страну тысячи озёр.

Тысяча — не тысяча, но несколько десятков я точно увидел за следующие несколько часов. В бесконечном лесном коридоре за прошедшие полтора дня стало скучновато, но теперь всё преобразилось до неузнаваемости, и я только и делал, что вертел головой и разглядывал пейзажи. Только за несколько километров до конца этапа пришлось свернуть с чудесного шоссе на дорогу поуже и похуже, которая шла через сухой сосновый бор, напоминающий родную Сибирь.

КП 8 разместился в доме культуры посёлка Гирвас. У деревянного крыльца дежурила девушка-волонтёр.

— Добрый вечер, давайте вашу карточку, заходите, будете есть? спать?
— У вас тут где-то есть ещё один контроль, я там ещё не был.
— Тогда вам сначала туда, потом к нам. Там озеро есть, можно искупаться.

До КП 8d было чуть больше полукилометра, и его сделали исключительно ради возможности осмотреть достопримечательности: озеро, местную ГЭС и кратер древнейшего карельского палеовулкана. КП располагался прямо на плотине ГЭС: на обочине дороги стоял стул, на нём сидел скучающий волонтёр. Тут же валялся чей-то велосипед.

— Вулкан — там, недалеко, — махнул он рукой, возвращая мне карточку с отметкой. В лес уходила неровная грунтовая дорога, по которой ковылял кто-то из участников — наверное, владелец лежащего велосипеда. Ни вид этой дороги, ни тон волонтёра не вызывали воодушевления. Я подумал, что если бы кратер стоил того, чтобы на него смотреть, до него было бы куда сложнее добраться, а раз люди туда пешком в велотуфлях ходят… И я поехал на КП ужинать.

— Добрый вечер ещё раз, давайте вашу карточку, заходите, будете есть? спать?
— Есть буду обязательно. Спать — посмотрим. У вас есть душ?

Душа не было, да и вообще дом культуры оказался довольно неудобным местом для нашей компании. Тут не было ни нормальной столовой, ни кухни, а туалет был всего один и несуразный: в здоровенной комнате стояли два унитаза и один умывальник. Кое-как я привёл себя в порядок, поужинал и понял, что спать всё-таки хочется. Ложиться немытым неприятно, но мёрзнуть и засыпать в седле где-нибудь посреди леса — ещё хуже. Я выбрал меньшее из зол и пошёл в спальню.

Проснулся я через два с половиной часа. На КП происходила какая-то болезненная суета. Санитарная система здания не справилась с нагрузкой, и туалет теперь был на заднем дворе; какие-то посторонние люди что-то обсуждали с нашими организаторами, лица обеих сторон были задумчивыми и серьёзными. Я попробовал позавтракать, но еда не лезла в горло. Всё указывало на то, что нужно двигаться дальше.

Последний этап этого дня был самым противным за всё путешествие: невероятно разбитая асфальтовая дорога, идущая по лесу. Много, много километров выбоин. Хотя спать и не хотелось, разгоняться организм тоже не хотел, и я то и дело начинал мёрзнуть. Возможно, помогла бы фара, но из какого-то странного упрямства я не доставал её: белая ночь же, всё видно, где ещё я смогу так поездить?

Незадолго до конца этапа лес кончился, плохой асфальт — тоже. В посёлок я въехал через облако тумана, лежащее прямо на дороге.


На фото: туман около Мелиоративного.

КП 9 в посёлке под названием Мелиоративный был великолепным. Команда волонтёров буквально угадывала мои желания и отвечала на вопросы ещё до того, как я заканчивал их произносить. Здесь был даже душ — ведро с водой и ковш, и я помылся на газоне рядом со школьным крыльцом. Потенциальная аудитория этого зрелища была побольше, чем в Песчаном, напротив школы стоял пятиэтажный жилой дом, но я рассудил, что в пять утра все зрители ещё спят. Потом меня накормили и напоили чаем. Чистый и сытый, одетый в мягкую гражданскую одежду, я завернулся в тёплый флисовый плед и уснул.

День 3: Мелиоративный — Питкяранта


Видимо, езда по равнине в хорошую погоду не настолько утомляла организм, чтобы ему требовался длительный сон, потому что я снова проснулся раньше, чем рассчитывал. Когда я позавтракал и собрался ехать, мне сказали, что у меня есть напарник — кому-то нужно показать, как выехать из посёлка. Это был участник из Ухты, у которого были какие-то проблемы с навигатором, а остальная команда то ли отстала, то ли уехала вперёд.

Очередной этап был длинным — целых 102 километра, и компания в лице опытного пожилого марафонца оказалась приятным дополнением к хорошей дороге и погоде. Мы ехали, разглядывали пейзажи и разговаривали, и к середине дня добрались до КП 10, который был расположен в гостевом доме в деревне Кинерма. Жара стояла такая, что я решил отдохнуть: до следующего ночлега что-то типа 170 километров, ночью светло, так что пара часов ничего не изменит, я без проблем доеду. В большом деревянном доме стояла прохладная тишина, наливали вкуснейший компот из ревеня, а ещё нашёлся настоящий цивилизованный душ с горячей водой и полотенцем, так что отдых получился прекрасный, с большим удовольствием я провёл два часа и поехал дальше, когда жара начала спадать.


На фото: гостевой дом в Кинерме.

КП 11 был палаточным лагерем в лесу на высоком берегу речки Ууксуньйоки. Между деревьями был растянут тент, дымился костёр, котлы были полны вкусной горячей еды, снизу доносился шум воды. Идиллию нарушали слепни и комары. Мне предложили репеллент, но я подумал, что лучше будет нарушить традиции и искупаться: следующие два КП — контроль на развороте и школа, и возможности помыться там, скорее всего, не будет.

Традиция у меня — не купаться в естественных водоёмах, когда я еду на велосипеде: после водных процедур есть вероятность что-нибудь себе натереть, а ещё мне не нравится ощущение сухости кожи, которое часто появляется после речной воды. Но сейчас ситуация была исключительная, и я решил рискнуть.

Вода в речке была буро-зелёного цвета, — как мне объяснили, из-за железа и торфа, — такого густого, что дна не было видно уже в полуметре от берега, и заходить пришлось на ощупь. Дно было неровным, я в который раз порадовался, что взял шлёпанцы. Несмотря на цвет воды, мои опасения не оправдались, никаких неприятных ощущений после этого купания я не получил.


На фото: КП 11 на берегу Ууксуньйоки, видны бутыли с речной водой.

Следующий КП находился в тридцати километрах за городом Питкярантой, куда нужно было потом вернуться на тринадцатый КП. В легенде было сказано: если устали, можете остановиться в Питкяранте до разворота, отдохнуть и поесть. К моменту, когда я оказался в городе, ехать ещё шестьдесят километров до разворота и обратно не хотелось, и я зашёл поужинать. В здании школы царило странное запустение: около входа за столом сидели несколько волонтёров и о чём-то разговаривали, участников не было видно вообще. Разительный контраст с большинством остальных пунктов.

— А где все? Почему тут так тихо? — поинтересовался я.
— Сами в шоке. Ужинать будете? Вот талон на комплексный ужин.
— Я ещё не был на развороте.
— Тогда извините, талон пока не дадим. Можете поесть за деньги.

Комплексный ужин был вкусным и недорогим, и дальше я поехал повеселевшим. Солнце село, пришла ночная прохлада, лесная дорога прихотливо изгибалась, и на ней появился характерный карельский рельеф — короткие, но довольно крутые подъёмы и спуски. Я догнал пару участников из ухтинского «Легиона» — дядьку на шоссейнике и парня на гибриде. Вёл дядька, а парень старался не отстать, в целом у него получалось, но на спусках приходилось отчаянно крутить педали. Какое-то время я ехал в хвосте, затем на очередном спуске выехал вперёд, поздоровался и предложил потянуть группу.

Похоже, это сработало спусковым крючком, переводящим дядьку в режим групповой гонки. Я лидировал несколько минут, после чего он вышел на смену и взял такой темп, что у меня не осталось времени смотреть по сторонам. Скоро я сообразил, что скоростная езда на колесе в сумерках — не то, чего мне хочется на исходе третьего дня супербревета, и вместо получения удовольствия я сосредоточенно контролирую расстояние до лидера и думаю, успею ли отдохнуть до своей смены. Это всё не входило в мои планы, на ближайшем подъёме я соскочил, ребята же умчались вперёд: теперь они ехали куда быстрее, чем в момент, когда я их догнал.

На развороте одинокий волонтёр лежал в одноместной палатке. Пока он ставил отметку в моей карточке, я успел убить десяток комаров и отогнать ещё сотню, а ещё узнать, что КП закрывается завтра в обед — парню тут ещё лежать и лежать.

В Питкяранту я вернулся после полуночи. Здесь был мой третий вещмешок, и по плану было помыться, переодеться в чистую одежду и поспать. Второй и третий пункты вопросов не вызывали, но вот с санитарно-гигиенической темой в этой школе всё было совсем плохо: не было не то, что душа — умывальников в туалетах. Мыть руки предлагалось в холле, куда выходили двери столовой и спортзала, и который наполовину просматривался прямо от входной двери. Пришлось довольствоваться обтиранием мокрыми руками — всё лучше, чем ничего. Я получил второй комплексный ужин, на этот раз бесплатно, и пошёл спать. Мне не досталось одеяла, и ещё толком не заснув, я замёрз и начал кашлять. Спать стало невозможно, и было очень неудобно перед остальными. К счастью, пока я ворочался, кто-то покинул спальню, я получил одеяло и наконец-то уснул.

День 4: Питкяранта — финиш


Я проснулся (опять сам), умылся и легко позавтракал. Плотно есть не хотелось, но даже если бы и захотелось, еды всё равно не было, потому что на этом КП её приготовили по числу участников. Впрочем, по поводу питания я не переживал: впереди будут населённые пункты, кафе, да и своей еды у меня много.

Перед поездкой, ещё в Новосибирске, я спросил одного из одноклубников, каков рельеф на ВОЛ. Он ответил: вся дорога плоская, кроме последних двухсот километров, там адские горки. Мне до финиша оставалось 180 километров, значит, горки уже вот-вот должны были начаться. Вчера я уже увидел какой-то рельеф, но он меня не впечатлил: очень короткие торчки, которые даже после дня в седле проходились легко.

Я стартовал в шесть часов утра. Выезд из города, дорога мимо карьера, несколько поворотов — один из них я прозевал, но вовремя спохватился, хотя, судя по карте, мог бы проехать и там, только срезал бы километров десять. Адские горки всё никак не начинались, но было вдоволь торчков вроде вчерашних: коротких, с уклонами в несколько процентов. Поначалу пейзажи были похожи на предгорья Алтая — смешанный лес на холмах, но потом я выехал на берег Ладожского озера.

Виды, которые мне открылись, может, и не стоили того, чтобы ехать за тридевять земель, но уж точно окупили однообразие первой половины маршрута. Встало солнце, и я порадовался, что заночевал в Питкяранте: ночью тут не было бы так красиво. Дорога шла прямо по берегу, слева сразу за обочиной каменистый откос опускался прямо к воде, справа уходил вверх поросший лесом склон холма, а иногда — скала. В северной части Ладожского озера много островов с прихотливо изрезанной береговой линией, поэтому вид слева всё время менялся, острова сменяли друг друга, между ними открывались проливы.


На фото: Ладожское озеро.

Красоты было ровно столько, чтобы не успела приесться. Дорога обогнула северную оконечность озера, и снова начались поросшие лесом холмики. Местные дорожные строители сэкономили на земляных работах, дорога повторяла рельеф, и до меня дошло, что это и есть те самые адские горки, просто я отдохнул и выспался, да и на Алтае бывал. А шёл бы на рекорд — мучился бы и от недосыпа, и от рельефа.

В Сортавале я остановился в кафе на АЗС и позавтракал второй раз сэндвичем и какао. На стойке стояла табличка с текстом на финском без перевода на русский — местная специфика? Дама за стойкой поинтересовалась, что за пробег у нас такой. Оказывается, этим утром уже человек десять из наших сюда заходили.

Последний КП перед финишем был расположен на хуторке — или это была турбаза? — неподалёку от деревни Рауталахти. Вместо приветствия мне сообщили, что еды у них нет. Я ответил, что мне и не нужно, чем вызвал удивлённое одобрение. Ну дают в своей Европе, марафонец ведь должен быть автономным, это в уставе записано! А ещё окончательно определился прогноз погоды в районе финиша: к трём часам туда придёт дождь. Мокнуть не хотелось, и мы вдвоём с товарищем из Челябинска поехали на последний этап, не теряя времени. На КП 14 я провёл всего семь минут — меньше было только на Саминском погосте, где не хватало рук, чтобы отбиваться от насекомых.

Дорога оставалась довольно пустынной, виды были красивые, и поначалу мы ехали вместе, но товарищ явно предпочитал рваный ритм: атаковал торчки, расслаблялся на спусках. Мне было комфортнее ехать в более ровном темпе. В какой-то деревне мы оказались на узкой дороге одновременно с машинами, которые нас разделили, и товарищ отстал: мой средний темп оказался выше. И вскоре я выехал на так называемое новое шоссе, реконструированную дорогу, где торчки были срезаны, а ямы — засыпаны. Остаток пути до финиша был плоским.

С юга, мне навстречу, надвигались тёмные тучи. Я ехал и считал километры и минуты. Воздух был ощутимо влажным, иногда даже казалось, что мелкие капли воды конденсируются прямо над дорогой, но дождя пока что не было.

И тут у меня закончился GPS-трек.

На сайте мероприятия треков было несколько, и я выбрал тот, который занимал меньше места в устройстве. Оказывается, не все треки одинаково полезны. До финиша было ещё двадцать километров, и мне ничего не оставалось, кроме как ехать дальше по легенде. Я остановился, достал инструкцию из сумки и прочитал:
- по новому шоссе до границы с Ленинградской областью;
- налево по небольшой грунтовой дорожке;
- далее по указателям;
- телефон на финише — Николай (указан телефонный номер).


Дождь пошёл точно в тот момент, когда я проехал под знаком с надписью «Ленинградская область». Слева стояла автобусная остановка, мимо неё в сторону леса уходила небольшая грунтовая дорожка. На земле были видны следы велосипедных колёс. Похоже, мне сюда. Дождь усиливался букально на глазах, и когда я доехал до деревьев, превратился в полноценный ливень. Дорога между тем становилась всё хуже, и через несколько минут я упёрся в какую-то ограду. Никаких указателей на финиш мне не попадалось. Придётся звонить Николаю.

Телефон был занят. Я стоял под проливным дождём посреди леса в жалком километре от финиша и ждал. Когда дождь только начался, я решил не доставать куртку, надеясь успеть финишировать. Теперь одеваться уже не было смысла, я весь вымок.

Николай перезвонил через минуту.

— Алло, я заблудился в лесу, что мне делать?
— А вы вообще где?
— Ну, тут вокруг деревья, дорога упёрлась в ограду, на ней висят такие жёлтые бутылки…
— Вы куда-то не туда заехали. Выбирайтесь назад на шоссе, оттуда вы увидите на холме вышку сотовой связи, вам нужно к ней. Там от автобусной остановки дорога, на неё сверните. Я встречу вас на машине.
— Вообще-то я и свернул на дорогу около остановки. Ладно, встречайте.

Я выехал назад к шоссе, увидел вышку на холме и другую небольшую грунтовую дорогу от остановки — хотелось надеяться, правильную. По крайней мере, она не вела меня в лес. Воды с неба пролилось уже столько, что дорога раскисла, на ней стояли глубокие лужи. Тормоза противно скрипели. Зазвонил телефон.

— Вы где?
— Еду, дорога вроде бы правильная. Вышку вижу, приближаюсь к ней.
— Хорошо, я жду.

Через пару поворотов я увидел ещё одного участника, и почти сразу — машину, которая явно ждала нас: когда мы приблизились, она развернулась и поехала. Терять было нечего, и я устроил спринт по грязным лужам. Показались какие-то заборы и дома, и вдруг мы въехали в ворота, за ними была мощёная площадка, по которой вокруг чистого и аккуратного двухэтажного строения бродили люди в велоформе. На заднем дворе стояли в ряд крытые веранды, одна из них была заставлена велосипедами, рядом стояли мои земляки, которые финишировали раньше.

— А ты чё такой грязный? Белая такая маечка была…
— Отстаньте, а?

Какая ирония. Проехать тысячу двести километров по прекрасной погоде, чтобы перед самым финишем заблудиться и потерять те самые двадцать минут, которых хватило бы, чтобы финишировать чистым и почти сухим. Теперь и велосипед, и я сам были мокрые и грязные. Впрочем, невелика беда: здесь-то точно есть душ, и у меня есть, во что переодеться.


На фото: финиш! По традиции ВОЛ, памятная медаль делается из дерева.

После финиша


Остаток дня прошёл под знаком неопределённости, но концовка всё-таки вышла счастливой.

Я финишировал после обеда. Можно было сесть на велосипед, поехать на нём в соседнюю деревню и сесть там на электричку до Санкт-Петербурга. Но у меня было одно «но»: вещмешок в Питкяранте. Нужно было дождаться, когда привезут мой рюкзак, а привезти его могли не раньше, чем КП закроется, а закрывался тот КП в день финиша примерно в обед. Дневную электричку я отпустил без сожаления, было ещё две вечерних. Машина с вещами выехала с КП и теоретически могла успеть к первой вечерней электричке, но не успела. Это уже было нехорошо: остаться тут ночевать совсем не хотелось. Прошло время, когда я ещё мог успеть доехать до станции своим ходом, и я почти смирился, когда машина наконец-то прибыла. За рулём сидел Михаил, главный организатор мероприятия. В двух словах я объяснил, что всё уже пропало, и спасти меня может только чудо в виде автомобильного трансфера на станцию, причём прямо сейчас. Михаил согласился, и мы успели на последнюю электричку буквально за три минуты до отправления.

Вместо послесловия


Поставленные задачи я выполнил: проехал с удовольствием и комфортом, без происшествий, получил ценный опыт. Впечатления от путешествия остались хоть и неоднозначные, но в целом положительные.

С одной стороны, половина маршрута скучновата, ощущается недостаток еды и КП, и очень много комаров. Ну, и эта наша российская неустроенность. Если я ещё когда-нибудь услышу байки про русские банные традиции и средневековую европейскую немытость, всегда буду вежливо сообщать, что в европейских странах сейчас душ есть в каждой школе, а в России почему-то до сих пор нет.

Но с другой стороны, другая половина очень красива, дороги в целом хорошие, машин мало, и технически маршрут простой. Я впервые не завалился спать на сутки после финиша. В качестве первого супербревета ВОЛ — прекрасный вариант.

И можно совместить физкультурную программу с культурной, что мы и сделали: всю следующую неделю гуляли по Санкт-Петербургу. Но это уже другая история.

Comments

( 3 comments — Leave a comment )
longneckgiraffe
Jul. 25th, 2016 12:22 am (UTC)

Очень круто, как всегда!

tarkon
Jul. 26th, 2016 07:24 am (UTC)
Отличное описание, большое спасибо!
alsunny
Jul. 29th, 2016 05:53 am (UTC)
Интересный рассказ!
( 3 comments — Leave a comment )

Profile

Deus
phantom_ghostly
Фонтомчег

Latest Month

September 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars